Во что нам обходится дурдом многозадачности?

0/5
Гипнотизм. Это то, на что очень легко поддается аудитория, чьи мозги уже наполовину застопорены стрессами, связанными с одновременным планированием полетов на арендуемых самолетах и настройкой скорости своей беговой дорожки, в зависимости от показателей монитора маленького прибора, который привязан к руке. Чего же стоит нам этот весь дурдом, который провоцирует многозадачность?

Это прекрасная возможность для нас сделать так, чтобы один плюс один равнялось трем.

Роберт Питман, президент и операционный директор America Online на слиянии America Online и Time Warner, 2000

 

Вполне резонно, что есть также и финансовые траты, которые влечет за собой многозадачность. Сумма эта чрезвычайно велика, ее даже тяжело себе представить. И эзотерический алгоритм, который сделал этот факт головоломкой для всех, кроме ее создателя, является одной из излюбленных тем, которую обсуждают в барах.

Шестьсот пятьдесят миллиардов долларов. По словам Джонатана Б. Спайра, главного аналитика бизнес-исследований фирмы Basex, это и есть та сумма, которую мы можем называть национальный дефицит. Также эта фирма подсчитала, сколько ежегодно стоит для экономики нарушения, вызванные многозадачностью.

И эти $650 миллиардов отображают потери всего за один год. Это означает, что итоговый уровень задолженности намного выше. И это учитывая то, что карманные персональные компьютеры (устройства, которые превратили многозадачность из привычки в патологию) появились достаточно недавно. Это делает потери такими огромными, что они могут измеряться триллионами.

Гипнотизм. Это то, на что очень легко поддается аудитория, чьи мозги уже наполовину застопорены стрессами, связанными с одновременным планированием полетов на арендуемых самолетах и настройкой скорости своей беговой дорожки, в зависимости от показателей монитора маленького прибора, который привязан к руке.

Чего же стоит нам этот весь дурдом, который провоцирует многозадачность?

Наша жизнь превратилась в какой-то замкнутый круг. И долговые расписка продолжают поступать, подписанные снизу миллионами наших имен. Мы сами выпустили эту валюту. Мы и есть теперь Федеральный Резерв экономики, центральный банк невосполнимого распределения ресурсов, и система продолжает функционировать на нашем адреналине. Проблема же в том, что мы, банкиры, являемся также и заемщиками. Это многозадачность для каждого. Все двигается по кругу. И круги эти мы наматываем вокруг себя, когда мы пытаемся выплатить наши долги, мы становимся опять должниками перед самими собой, а на денежных единицах, которые ходят у нас в обороте, нанесены наши собственные портреты.

Вот ещё один пункт из моих заметок:

Цена, которую я заплатил за то, что занимался несколькими делами одновременно, а именно я отвлекся наКевина Федерлайна во время организации бизнес-поездки он-лайн и подключения компьютерного оборудования, составила $279.

Федерлайн… Я знаю его. Он - однодневка в мире мультимедиа, который сейчас уже заслуживает того, чтобы разлететься на пиксели, так как у него нет средств, а пиксели очень дешёвые и их очень много, как, например, на главной странице AOL, где в прошлом году в течение нескольких месяцев фотография Федерлайна постоянно всплывала возле иконки, на которую я кликаю, чтобы войти в свой почтовый ящик. Со временем я научился не обращать на него внимания, так же как королева не обращает внимания на своих телохранителей, но в один прекрасный день его изображение было заменено слайдом, разглядывание которого отняло у меня полдня.

То, что было нарушено из-за перегрузки информацией, является функцией мозга, которую Дэвид Мейер, профессор психологии Мичиганского Университета, называет «адаптивным исполнительным контролем». Благодаря Федерлайну, я утратил свою способность, как сказал бы Мейер, «оптимально планироватьвыполнение задач» и «следовать правилам в зависимости от их приоритетности».

Стоит заметить, что Мейер мыслит относительно оптимистично, что касается исследователей, изучающих многозадачность, с тех пор, как он убедился, что некоторые люди могут научиться после достаточного количества практики выполнять две задачи одновременно с таким же успехом, как если выполняли бы их последовательно. Но «достаточное количество практики» в итоге означает хотя бы 2000 попыток. А у меня тогда была всего лишь одна возможность очень дешево поехать в Сан-Франциско, для чего я и включил мой ноутбук, чтобы зарезервировать ее, но меня отвлекло изображение Федерлайна, подмигивающего мне из окна браузера.

Фотография, как мне объяснила ссылка, была сделана, когда Федерлайн записывал телевизионное шоу и вдруг посмотрел на свой мобильный телефон, только чтобы узнать, что его жена-психопатка, плохая мать, убежавшая из реабилитационного центра (последний раз я попадал на обсуждение ее неудач за несколько недель или месяцев до этого, пока ждал на аукционе eBay ради ещё одного бесшумного винчестера) прислала ему сообщение, в котором просила согласия на развод.

Этот поток мыслей привёл меня к воспоминанию о том винчестере, который так и стоял нераспакованный в кладовке, и который я купил на том Интернет-аукционе, икогда еще одновременно следил за голливудскими сплетнями и новостями. В этом и заключается ментальная схема: Федерлайна бросили> история про его добрачные отношения с Бритни Спирс > история была прочитана во время аукциона eBay > время извлечь пользу из моей покупки.

Доставая винчестер из пенопластовой упаковки, как попало замотанной защитной лентой, я серьёзно усомнился в заверениях продавца, что устройство ещё не использовалось. Я стал думать, не вернуть ли мне винчестер и не опубликовать ли имя этого продавца в чёрном списке на форуме. Но сначала лучше его проверить. Я порылся в ящиках, чтобы найти подходящий кабель, подключил устройство к USB-порту и только после этого обнаружил флюоресцентную наклейку в углу экрана моего ноутбука «Не пропусти скидку на поездку в Сан-Франциско». Где она раньше была? Точнее где я был раньше? Как могла маленькая наклеечка цвета, специально созданного, чтобы вызывать мощный импульс в сознании «Это важно! Не проходи мимо!», привлекать внимание такой незначительной картинкой? Если эта наклейка была предупреждающим дорожным знаком крутого поворота горной дороги, а фотография Федерлайна – предвестником радио-интервью, то я вместе с моей машиной уже катились бы вниз по склону.

Но вернёмся к билету в Сан-Франциско. Я вошёл на главную страницу Expedia/Orbitz/Travelocity и вбил код аэропорта Сан-Франциско, который, как я был уверен, был правильным. Чтобы вбить его, я был вынужден использовать один из этих алфавитных списков, которые всегда очень быстро мелькают во всплывающем окне. Я нечаянно кликнул мышкой несколькими строками ниже, на Сиэтле. А потом прокрутил колёсико обратно.

Все билеты проданы.

Учёные называют это ментальное крушение «двойной интерференцией задач», или просто «сужением трубы». Я называю это причиной, по которой Кевин Федерлайн отвлек мое внимание и я пропустил возможность дешёво полететь в Сан-Франциско. (Это также, возможно, объясняет, почему сексуальные трио часто разочаровывают.)

Я только хотел бы, чтобы военные уловили идею. Они, должно быть, понимают, почему «идти по улице и жевать жвачку» в Афганистане и Ираке не приведет к поимке  бин Ладена.

Мне кажется, что, когда мы вспомним об этом в один прекрасный день, о наших попытках жить в пространстве сети и армии немногим отличающихся друг от друга людей, которые друг друга подбадривают (мы немногословны в СМС, болтовне по телефону и немного больше раскрываемся при написании емейлов), то весь этот цирк предстанет перед нашими глазами достаточно привлекательным и стилизованным, как те сцены из старых фильмов про радисток с упругими попками и подколотыми гривами, что быстро перекладывают трубки с рычага на рычаг, соединяя Чикаго и Майями, репортёра с отделом новостей, бизнесмена с любовницей. Такие сцены одно время служили в кино для обозначения стремительности современной жизни, но затем технологии коммуникации изменились, и те радистки остались без работы.

Оценить статью: